Ночные Бдения. В Эпицентре Страсти. часть 3

Иаким закрыл глаза, чтобы прочитать молитву. Сделал он это скорее по привычке, чем по необходимости. С закрытыми глазами и с открытыми сцена разворачивающаяся перед ним представала одинаково отчетливо. С единственной разницей, что некоторые тела начинали светиться неким особым свечением. И молитва, сколько ее не читай, вовсе не заставит демонов исчезнуть. Дело было вовсе не в их особой силе, и уж тем более не в немощи господа, в которого он так истово верил. Просто он теперь в их мире и только от него зависит исход этого пребывания.

Иаким был достаточно образован и умен что бы понять это. Он обладал способностью проникать в их мир, или вернее сказать, приобрел такую способность в результате многодневных «ночных бдений». Это были особые ритуалы,  в течении которых он лишал себя сна и пищи, подолгу оставаясь в неудобной позе с руками, раскинутыми в форме креста.

Призвав все свое мужество, Иаким двинулся к центру водоворота из женских тел. Он старался особо не смотреть на то, что происходит у него под ногами. Иногда он чувствовал под босыми ногами, камень холодного пола и это несколько отрезвляло его. Но большую часть пути он наступал на податливую, теплую, нежную и такую настоящую девичью плоть. Некоторые девушки, судя по звукам, начали заниматься любовью друг с другом. Он не мог заткнуть уши, да и это бы не помогло. Казалось эти сладострастные стоны раздаются прямо у него в голове.

Вряд ли кто либо, никогда не бывший в этом мире был так когда либо возбужден в своей жизни. Да, эти демоны просто великолепно знали свое дело. И вот он уже в самом сердце урагана. Движение внезапно как бы остановилось, слышны были только эти совершенно невыносимые звуки наслаждения.

Он оторвал глаза от сводчатого потолка, который внимательно изучал всю дорогу, и посмотрел на существо, стоящее перед ним. А смотреть действительно было на что…

Ночные Бдения. Искушение Плотью. часть 2

Иаким не сразу открыл глаза. Кто — кто, а такой опытный человек как он прекрасно знал, что нельзя верить глазам своим, особенно в таком месте и при таких обстоятельствах. Поэтому, стараясь абстрагироваться от смеха, проникающего в каждую клеточку его тела, смеха, который заставлял биться сильнее его сердце, гнавшее воспламенившеюся кровь по всему телу. Особенно усердно снабжая кровью некоторые органы, которые уже приобрели крепость скалы.

Поняв , что с восставшей мужской плотью ему не совладать в ближайшее время, Иаким медленно открыл глаза. То что предстало его взору, вызывало возмущение в любой праведной душе. Помимо этого Иаким внутренне содрогнулся удивляясь который раз изощренности темных сил. До этого случая он сталкивался лицом к лицу с самыми отвратительными проявлениями демонических сущностей и научился почти без трепета смотреть прямо в их вертикальные зрачки с бушующим в них пламенем преисподней.

В этот раз все было иначе. Он находился в самом центре водоворота женских тел.  Девушки были полностью обнажены. Их тела сплетались в причудливом водовороте, образуя изысканную картину. Они были на любой вскус. Все это выглядело, так как будто рука искушенного художника разбросала их, руководствуясь своими порывами души. В нескольких дюймах от него возлежала стройная девушка, тело ее покрывал бронзовый загар, линии тела ее напоминали лотос в прудах священной Индии, ее хрупкая стройность выгодно оттеняла пышность форм рубенсоновской красавицы, располагавшейся рядом с ней. Их гладкая кожа как будто светилась изнутри причудливым, еле уловимым светом. Девушек было много, по-настоящему много. И все они были божественно хороши. Их полуоткрытые полные губы казалось, манили к себе своим влажным теплом. Но опаснее всего были их глаза. Такие глаза мог создать только тот, кто часами наблюдал за переменами Тихого океана, который совсем не соответствовал своему названию. Прекрасный оттенок радужной оболочки вне зависимости от ее цвета, а за ней безбрежная глубина в которой есть все, что может пожелать мятежная душа. Это и беззаботный покой, нежность без границ и усталости, обещание ласкать с бесконечностью волн, набегающих на золотистый песок, и обещание самого неистового шторма, когда уже отказывает система его измерения и все баллы летят к чертовой матери и остается только немое восхищение пред неукротимостью женской стихии. Как можно было создать такую красоту!

На этом месте Иаким опомнился. Как он мог восхищаться творческими способностями своего извечного врага —  самого падшего ангела!

Ночные Бдения. часть 1

Он вошел в келью со смешанными чувствами. Главным из которых без всякого сомнения была радость. Иаким часто испытывал эту священную радость в те моменты своей жизни, когда ему удавалось доказать на деле торжество божественного духу над проявлениями нечистого духа. Это чувство буквально переполняло все его существо, пронизывая бренное тело с головы до ног. Но все же оно не могло заглушить другое, более потаенное, часто скрываемое даже от самого себя чувство совершенно первобытного страха. Это был страх первого человека перед лицом разгулявшейся стихии, когда скрывшись под сводами первобытной пещеры он наблюдал за приближающимся столбом торнадо и вслушивался в его громовой, воющий голос.

В этот момент дверь за ним захлопнулась с неприятным звуком, заставив его невольно вздрогнуть и отвлечься от своих мыслей. Иаким внимательно оглядел низкие каменные арки, словно сдавившие его своим каменным кольцом. Возможно, этот типичный для средних веков интерьер не заслуживал такого внимания, но невнимательность могла стоить жизни в таком месте. Он прекрасно помнил лица своих братьев по ордену, когда их извлекли из подобного места. Можно было гадать, какой непередаваемый ужас они пережили в свои смертные минуты. А ведь этого можно было избежать, если бы они обратили внимание на еле  заметные символы в основании колонн. Эти знаки делали их абсолютно беззащитными пред лицом нависшей над ними опасности. Во всяком случае так было принято считать.

Только после внимательнейшего осмотра всего помещения, можно было начинать приготовления. Выбрав подходящее место по одним, только ему понятным признакам, Иаким расставил вокруг себя горящие  свечи. Зажигал он их в строгой последовательности, которая была описана в особых трактатах. Затем, рассыпав на каменный пол сухой горох, он стал на него коленями и раскинул руки в неудобной позе. Пора было начинать молитву.  Иаким закрыл глаза и начал мысленно читать с детства знакомый текст. Латынь звучала в его голове как зычный голос в пустом помещении. Неизвестно сколько прошло времени, может быть несколько часов, а может быть пара дней, когда он понял что к этому голосу примешивается что то еще… когда он смог классифицировать этот звук, то от услышанного у него сладко но неуместно заныло внизу живота.

Это был женский смех. Смеялась молодая девушка, звонко и от всей души. Всеми нотами и тональностями этот смех говорил о своей обладательнице лучше всякой картины, написанной самым искусным художником. Так смеяться могло только существо, воплотившее в себе абсолютную женственность, которое могло дать любому мужчине неземное блаженство. На сим Иаким прервал свой поток образов. О чем он думал! Неземное блаженство может даровать только Господь. К тому же долгие годы тренировок и ночным бдений приучили его не терять контроль и трезвость в самых невероятных условиях. Он четко помнил, что на расстоянии в несколько миль не может находится никаких женщин, ведь он в центре мужского монастыря, расположенного на отвесной скале….