Ночные Бдения. Искушение Плотью. часть 2

Иаким не сразу открыл глаза. Кто — кто, а такой опытный человек как он прекрасно знал, что нельзя верить глазам своим, особенно в таком месте и при таких обстоятельствах. Поэтому, стараясь абстрагироваться от смеха, проникающего в каждую клеточку его тела, смеха, который заставлял биться сильнее его сердце, гнавшее воспламенившеюся кровь по всему телу. Особенно усердно снабжая кровью некоторые органы, которые уже приобрели крепость скалы.

Поняв , что с восставшей мужской плотью ему не совладать в ближайшее время, Иаким медленно открыл глаза. То что предстало его взору, вызывало возмущение в любой праведной душе. Помимо этого Иаким внутренне содрогнулся удивляясь который раз изощренности темных сил. До этого случая он сталкивался лицом к лицу с самыми отвратительными проявлениями демонических сущностей и научился почти без трепета смотреть прямо в их вертикальные зрачки с бушующим в них пламенем преисподней.

В этот раз все было иначе. Он находился в самом центре водоворота женских тел.  Девушки были полностью обнажены. Их тела сплетались в причудливом водовороте, образуя изысканную картину. Они были на любой вскус. Все это выглядело, так как будто рука искушенного художника разбросала их, руководствуясь своими порывами души. В нескольких дюймах от него возлежала стройная девушка, тело ее покрывал бронзовый загар, линии тела ее напоминали лотос в прудах священной Индии, ее хрупкая стройность выгодно оттеняла пышность форм рубенсоновской красавицы, располагавшейся рядом с ней. Их гладкая кожа как будто светилась изнутри причудливым, еле уловимым светом. Девушек было много, по-настоящему много. И все они были божественно хороши. Их полуоткрытые полные губы казалось, манили к себе своим влажным теплом. Но опаснее всего были их глаза. Такие глаза мог создать только тот, кто часами наблюдал за переменами Тихого океана, который совсем не соответствовал своему названию. Прекрасный оттенок радужной оболочки вне зависимости от ее цвета, а за ней безбрежная глубина в которой есть все, что может пожелать мятежная душа. Это и беззаботный покой, нежность без границ и усталости, обещание ласкать с бесконечностью волн, набегающих на золотистый песок, и обещание самого неистового шторма, когда уже отказывает система его измерения и все баллы летят к чертовой матери и остается только немое восхищение пред неукротимостью женской стихии. Как можно было создать такую красоту!

На этом месте Иаким опомнился. Как он мог восхищаться творческими способностями своего извечного врага —  самого падшего ангела!

Добавить комментарий