Ночные Бдения. часть 1

Он вошел в келью со смешанными чувствами. Главным из которых без всякого сомнения была радость. Иаким часто испытывал эту священную радость в те моменты своей жизни, когда ему удавалось доказать на деле торжество божественного духу над проявлениями нечистого духа. Это чувство буквально переполняло все его существо, пронизывая бренное тело с головы до ног. Но все же оно не могло заглушить другое, более потаенное, часто скрываемое даже от самого себя чувство совершенно первобытного страха. Это был страх первого человека перед лицом разгулявшейся стихии, когда скрывшись под сводами первобытной пещеры он наблюдал за приближающимся столбом торнадо и вслушивался в его громовой, воющий голос.

В этот момент дверь за ним захлопнулась с неприятным звуком, заставив его невольно вздрогнуть и отвлечься от своих мыслей. Иаким внимательно оглядел низкие каменные арки, словно сдавившие его своим каменным кольцом. Возможно, этот типичный для средних веков интерьер не заслуживал такого внимания, но невнимательность могла стоить жизни в таком месте. Он прекрасно помнил лица своих братьев по ордену, когда их извлекли из подобного места. Можно было гадать, какой непередаваемый ужас они пережили в свои смертные минуты. А ведь этого можно было избежать, если бы они обратили внимание на еле  заметные символы в основании колонн. Эти знаки делали их абсолютно беззащитными пред лицом нависшей над ними опасности. Во всяком случае так было принято считать.

Только после внимательнейшего осмотра всего помещения, можно было начинать приготовления. Выбрав подходящее место по одним, только ему понятным признакам, Иаким расставил вокруг себя горящие  свечи. Зажигал он их в строгой последовательности, которая была описана в особых трактатах. Затем, рассыпав на каменный пол сухой горох, он стал на него коленями и раскинул руки в неудобной позе. Пора было начинать молитву.  Иаким закрыл глаза и начал мысленно читать с детства знакомый текст. Латынь звучала в его голове как зычный голос в пустом помещении. Неизвестно сколько прошло времени, может быть несколько часов, а может быть пара дней, когда он понял что к этому голосу примешивается что то еще… когда он смог классифицировать этот звук, то от услышанного у него сладко но неуместно заныло внизу живота.

Это был женский смех. Смеялась молодая девушка, звонко и от всей души. Всеми нотами и тональностями этот смех говорил о своей обладательнице лучше всякой картины, написанной самым искусным художником. Так смеяться могло только существо, воплотившее в себе абсолютную женственность, которое могло дать любому мужчине неземное блаженство. На сим Иаким прервал свой поток образов. О чем он думал! Неземное блаженство может даровать только Господь. К тому же долгие годы тренировок и ночным бдений приучили его не терять контроль и трезвость в самых невероятных условиях. Он четко помнил, что на расстоянии в несколько миль не может находится никаких женщин, ведь он в центре мужского монастыря, расположенного на отвесной скале….